Реанімаційний Пакет Реформ > Новини > Гриневич: Новый закон о высшем образовании – меньше бюрократии, больше качества

Гриневич: Новый закон о высшем образовании – меньше бюрократии, больше качества

Парламент готовится принять во втором чтении новый закон о высшем образовании №1187-2. Чтобы выяснить сущность изменений и понять, как же они повлияют на всех участников процесса, 112.ua обратился к председателю Комитета Верховной Рады по вопросам науки и образования Лилии Гриневич.

grynevych

Она подробно рассказала о самом законе; об особенностях поступления в вузы и распределении “бюджетных” мест; о введении нового уровня – “младшего бакалавра ” и дальнейшей судьбе техникумов; о новых нормах по защите диссертаций и процедурах признания отечественных и иностранных дипломов и многое другое.

До “Революции достоинства” не было такой перспективы вообще, поскольку этот закон предлагает децентрализовать управление, ввести университетскую автономию, академическую свободу, где преподаватели уже не рассматриваются как винтики для админресурса.

Этот парламент сделает очень полезный шаг, если проголосует за этот законопроект во втором чтении. Системная реформа в образовании чрезвычайно необходима и чрезвычайно назрела.

На этапе обсуждения до первого чтения поступило от различных организаций 5 тыс. предложений. До второго чтения – около 900 поправок от народных депутатов. Дискуссия, которая ждет нас в парламенте, не будет легкой. Закон является площадкой для лоббирования своих интересов различными группами: ректоров, преподавателей, студентов, работодателей. Ректоры заинтересованы влиять на ситуацию в учебном заведении, преподаватели – в развитии самоуправления. Студенты, например, настаивали, чтобы их квота в ученом совете достигала 25% (улыбается – ред.). С ними была тяжелая дискуссия (это все же ученый совет), и мы остановились на 15%. Еще есть работодатели, которые тоже пытаются влиять на высшее образование, поскольку они – потребители этого продукта.

“Бюджетные” места

В системе распределения госзаказа, то есть бесплатных или “бюджетных” мест, все остается, как было? Гранты, которые бы виртуально предоставлялись студентам и равнялись бы средней стоимости обучения в вузе, не будут вводиться? Так, как это было предложено в законе № 1187-1, соавтором которого Вы были.

Мы внесли часть поправок, которые предлагались в том законопроекте. Что касается системы государственных грантов, идея распределения государственных средств по выбору абитуриента заложена в законопроекте 1187-2.

С 2016 г. абитуриент, сдавая ВНО (внешнее независимое оценивание, – ред.), будет указывать заведения, где он хотел бы учиться. Если он получит высокий результат ВНО, то попадет в тот университет, который выбрал в качестве приоритетного. Государственные средства, выделенные на обучение, пойдут именно этому заведению.

Основной идеей системы грантов является конкуренция между университетами за абитуриентов. А конкурировать учебные заведения должны высоким качеством образования.

Абитуриент может указывать как приоритетное частное заведение также?

Да. Ведь в Украине есть конституционный принцип равенства всех форм собственности. Почему же частное заведение не может претендовать на госзаказ? Если оно способно подготовить специалистов, если у него аккредитованные образовательные программы, то есть он выдает диплом государственного образца.

Государственные дипломы и аккредитация

Почему абитуриенту стоит заранее выяснить, аккредитована ли специальность или программа, на которую он хочет поступать? И в чем разница между программами и специальностями?

Чтобы получить диплом по какой-то специальности, нужно овладеть образовательной программой. Эту программу по определенной специальности аккредитует государство. Тогда выпускник получает диплом государственного образца.

Новизна закона в том, что учебное заведение может осуществлять подготовку специалистов по специальности без государственной аккредитации и выдавать собственный диплом, который заносится в Единую базу. Однако государство не гарантирует качества образования по этому документу.

Тогда возникает риск возврата к 1990-м годам, когда недобросовестные вузы давали дипломы, которые не признавались и не котировались.

Поэтому должно быть четко и прозрачно написано, аккредитована ли программа или нет. Есть другие примеры. Например, в Киево-Могилянской бизнес-школе готовят на МВА-программах, которые не аккредитованы, тем не менее, их дипломы высоко котируются.

У нас сегодня вроде все учебные заведения аккредитованы, и они выдают дипломы гособразца. Однако это не обеспечивает одинакового качества.

Магистратура и переподготовка

Продолжая тему магистратуры, будет ли вводиться “перекрестное поступление”?

Это общественный запрос и это запрос современности. Например, во многих странах нет бакалаврских программ журналистов, есть только магистерские, потому что часто журналисты требуются специализированные. Если вы пишете об экономике, вам нужно первое образование экономическое, а уже потом – журналистское. Мы отдаем учебным заведениям право решать, по каким специальностям осуществлять перекрестное поступление. Кроме того, человек должен сдать вступительные экзамены в магистратуру.

В мире развивается экономика знаний. Часто на стыке разных сфер образуются новые специальности, профессии, квалификационные умения. Поэтому перекрестное поступление просто необходимо.

Как насчет переподготовки: остается ли она? В варианте закона, представленного к первому чтению, ее нет, в проекте ко второму чтению – есть. Какой документ будут получать выпускники этого отделения? Сейчас получают диплом специалиста, однако этот уровень отменяется с введением нового закона.

В нашем законе мы расширяем возможности последипломного образования. Это один из наших базовых принципов – не сузить, а увеличить возможности. Мы снимаем много бюрократических барьеров и одновременно повышаем гарантии надлежащего качества высшего образования, так как с этим сейчас большие проблемы.

Младший бакалавр и младший специалист

Продолжая тему уровней и этапов образования, вопросы младшего бакалавра и младшего специалиста. Речь идет не о механической замене одного срока другим?

Уровень “младшего бакалавра” соответствует международной стандартной классификации образования. Это – начальный или короткий цикл высшего образования.

Учебные заведения I-II уровня аккредитации (например, техникумы), которые готовят младших специалистов и работников, остаются в системе высшего образования?

Такие учебные заведения были привлечены к системе высшего образования из прагматических соображений, когда некоторые руководители хотели увеличить статистику охвата населения высшим образованием. Этот показатель учитывается во многих рейтингах. В результате, сфера профессионального образования сузилась до профессионально-технических учебных заведений.

Сейчас на рынке труда не хватает начального звена менеджеров в различных сферах. Часто младший специалист не остается на рынке труда, а сразу идет учиться на бакалавра.

Поскольку мы делаем закон и хотим быть узнаваемыми для мира, то должны признать, что младший специалист на самом деле не является высшим образованием. Мы его относим к сфере профессионального образования. Вместо этого вводится младший бакалавр как короткий цикл высшего образования. Многие заведения I-II уровня аккредитации нарастили преподавательский потенциал, который позволяет готовить специалистов такого уровня. Т. е. заведения, которые хотят остаться в системе высшего образования, смогут это сделать, если аккредитуют соответствующие программы.

По нашим подсчетам, ориентировочно 200 высших учебных заведений I-II уровня аккредитации могут оказаться в системе профессионального образования. Представьте себе, насколько увеличивается потенциал системы профессионального образования!

Следующая реформа, которая нас очень интересует и которая очень нужна Украине, – это реформа профессионального образования с привлечением учреждений, которые готовят младших специалистов.

Уровни аккредитации для вуза в целом остаются?

У нас нет уровней аккредитации, а предложено три основных типа высших учебных заведений. Это университет, это профильный вуз (академия или институт) и это колледж, если этот колледж готовит бакалавров.

Новый орган – Нацагентство по качеству образования

Продолжая тему аккредитации, возникает объемный вопрос о Национальном агентстве по обеспечению качества высшего образования, что должно забрать на себя целый ряд функций от Минобразования (о них – ниже). В вышеупомянутых выводах экспертного управления отмечалось, что создание такого органа с такими полномочиями является прерогативой президента, а не парламента.

Это замечание было еще во время действия другой Конституции (по которой президент имел больше полномочий, а Рада – меньше, – ред.). Согласно нынешней Конституции, это полномочия Кабинета министров.

У нас схема такая: правительство выступает учредителем учреждения, действующего по коллегиальному принципу принятия решений. В Национальном агентстве есть определенное количество членов, которых избирают. Выписана схема, что позволит избежать конфликта интересов.

Нацагентство будет проводить лицензионную экспертизу, но не будет иметь права выдавать лицензию как документ от имени государства, поскольку это может делать только центральный орган власти, которым является Минобразования.

Мы должны отойти от дискредитированной схемы, когда все решения принимают не авторитетные представители профессиональных сообществ, а чиновники министерства. В результате моральной нечистоплотности отдельных должностных лиц развилась коррупция в системе лицензирования и аккредитации, присуждении научных степеней и ученых званий. Важная задача этого закона – сломать эту систему.

В нашей схеме чиновники будут вынуждены брать на себя ответственность за решение. Нацагентство будет обосновывать и формулировать эти решения. Туда делегируют представителей академических сообществ, студенчества и работодателей.

Сейчас назначен новый директор Департамента лицензирования и аккредитации. На рассмотрение правительства выносится Постановление об изменениях в порядок лицензирования и аккредитации. Это ведет к упрощению процедур, большей прозрачности, четкости терминов и привлечению общественности, студентов и работодателей в круг тех, кто принимает решения.

На коллегии, где обсуждалась изменения требований к аккредитации, ректоры жаловались, что многие дела еще с декабря ожидают рассмотрения. Выпускники рискуют остаться без дипломов, если вузы не успеют с аккредитацией.

Недавно я разговаривала на эту тему с новым директором департамента и просила его интенсифицировать прохождение всех дел.

Нострификация иностранных дипломов

Решение о признании иностранных дипломов, т. е. нострификацию, могут принимать ученые советы вузов. То есть привлекать иностранных специалистов и принимать студентов, которые учились за границей, будет проще?

Ученые советы могут брать на себя ответственность за то, что они признали диплом и привлекли человека на работу или взяли студента на такой-то этап обучения. То есть те, кто привлекают, те и несут ответственность. И они нострифицируют.

Если же человек захочет получить общую нострификацию, которая будет узнаваема всеми работодателями, то он может обратиться в Минобразования. Процедура должна быть упрощена, поскольку сейчас очень трудно привлечь даже лауреата Нобелевской премии, потому что это очень долгая процедура. Кроме того, учреждение не может самостоятельно установить надлежащую оплату труда, так как должно руководствоваться постановлением Кабмина. То есть оно не имеет возможности свободно использовать заработанные средства. Наш закон дает такую возможность.

Ученые советы, ученые степени и плагиат

С введением нового закона ученые советы вузов смогут сами присуждать научные степени?

Вокруг этой темы идет дискуссия: насчет порядочности присуждения. Начнем с того, что Нацагентство будет аккредитовать каждый специализированный ученый совет. То есть он должен доказать, что способен объективно присуждать степень.

Во-вторых, любое увеличение возможностей влечет за собой увеличение ответственности. Мы предусмотрели увеличение ответственности каждого члена диссертационного совета за решение, которое он принял. Например, если в работе, на основе которой присуждена степень, обнаружен плагиат, то тогда глава этого диссертационного совета, а также те члены, которые дали положительное заключение по этой работе, будут лишены права в течение двух лет участвовать в работе специализированных ученых советов. Их фамилии обнародуются, и это будет серьезным пресечением.

Вообще, у нас вводятся так называемые “антиплагиатные” нормы. Мы впервые вводим понятие академического плагиата. Об этом у нас только ленивый не говорит. Если бывший президент мог полностью “сплагиатить” книгу и еще получить за нее гонорар из государственных средств (имеется в виду четвертый президент Виктор Янукович; он получил гонорар в размере 16,4 млн грн за несколько книг, – ред.), то как мы можем смотреть в глаза студентам и требовать не списывать и не тянуть рефераты из Интернета.

Закон не будет иметь обратного действия? То есть авторов, пойманных на плагиате до принятия закона, не лишат ступеней?

Не имеет обратного действия. С введением закона появится требование к защите обнародовать работу в Интернете с оговоркой прав собственности на этот текст, чтобы все желающие смогли ее прочитать. Кроме того, специализированные ученые советы будут обязаны проверить ее на наличие плагиата. Должно быть соответствующее “антиплагиатное” программное обеспечение.

Министерству образования и науки остается присвоение ученых званий (доцент, профессор – ред.) по представлению университетов, поскольку за ученые звания идут доплаты из средств госбюджета, и государство должно это регулировать.

Новацией закона является также возможность созыва одноразовых специализированных ученых советов под отдельную тему, потому что все больше тем находятся на стыке разных отраслей.

Языковой вопрос

Языковой вопрос встал сейчас особенно остро. Будут ли учебные заведения иметь возможность преподавать не на государственном языке?

Во-первых, мы принимаем принцип, что основным языком преподавания является государственный язык. Человек, который получает высшее образование, должен им владеть.

Во-вторых, мы должны учесть региональные особенности Украины. В законе предусмотрен пункт, что вуз может осуществлять преподавание отдельных предметов на русском и других языках.

В-третьих, мы предполагаем возможность преподавания для обеспечения академической мобильности, для обеспечения приглашения преподавателей из других стран для преподавания на других европейских языках, включая английский язык. Английский у нас выделен как отдельный язык, и это моя поправка. Таким путем пошла Грузия. Когда преподавание ведется и на государственном, и на английском, то это повышает качество высшего образования, ценность и конкурентоспособность таких специалистов на международном рынке труда. Рано или поздно Украине придется интегрироваться в этот рынок труда.

ВГОРУ